Про «инженерный экстаз», лозунг «Дают – бери» и программистов, которые не хотят работать в Москве

 

Наконец-то после забот, связанных с летней приемной кампанией, появилась возможность уделить внимание проекту «Достойное образование – достойная работа!» и пополнить его новым материалом.

Визит в компанию «Инвентос» планировался еще весной.

Компания уже давно притягивает к себе выпускников нашего университета – программистов, специалистов в области информационных технологий. Команда сотрудников «Инвентоса» является интереснейшим примером того, как увлеченные люди, объединённые общей идеей, добиваются серьезных успехов.

А тут появился и ещё один повод заехать в гости к давним знакомым. Они обзавелись собственными производственными площадями – построили свой дом! Inventos Tower(так называют его хозяева) – современное многоэтажное офисное здание, которое теперь красуется в живописном районе Орла на улице Русанова. Кто бы мог подумать, что программисты способны сделать такое?

 

Вот он – Inventos Tower – новый дом компании «Инвентос». Согласитесь, смотрится более чем симпатично

Вот он – Inventos Tower – новый дом компании «Инвентос». Согласитесь, смотрится более чем симпатично

 

Погожим осенним утром я отправился на поиски Inventos Tower, предварительно при помощи Интернет определив его местонахождение на карте Железнодорожного района. Здание отыскал без труда – оно разительно отличается от окружающих строений.

Строительные работы еще не завершены, и вышедшая встречать меня сотрудница Катя спешит извиниться по этому поводу. И вот мы внутри. Катя устраивает мне импровизированную экскурсию по офису. Приятно видеть большое количество старых знакомых – выпускников кафедры «Информационные системы». Узнают, подходят, здороваются. У многих мне доводилось вести занятия. Успеваю выпить любезно предложенную чашечку кофе в ожидании появления генерального директора компании. И вот он – всегда улыбчивый и энергичный Олег Волобуев – генеральный директор ЗАО «Инвентос», выпускник ОрелГТУ 2000 года.

Проходим в кабинет начальника, устраиваемся за столом и начинаем нечто более похожее на интервью вперемешку с разговором по душам. Общаемся «на ты», поскольку знаем друг друга с 1998 года, когда Олег ещё был студентом, а я учился в аспирантуре.

 

Олег Волобуев – генеральный директор ЗАО «Инвентос»

Олег Волобуев – генеральный директор ЗАО «Инвентос»

 

ПРО КОМПАНИЮ

- Олег, первым делом несколько слов о компании. Чем занимаетесь? Как давно? С чего всё начиналось?

Олег Волобуев: На настоящий момент «Инвентос» - это холдинг, который объединяет две компании по разработке: «Инвентос» и «РедСпелл». «РедСпелл» занимается онлайн-играми для социальных сетей и мобильных платформ. «Инвентос» занимается разработкой программного обеспечения для Интернет-телевидения, обслуживает крупных клиентов, таких как телеканалы и медиахолдинги, например, «СТС Медиа», «НТВ-Плюс». С «Первым каналом» работаем, с корпорацией LG. Вот два основных направления деятельности.

В этом году – 17 октября – нам исполнилось 12 лет. Отсчёт идет от первого платежа, который мы получили, когда создали команду разработчиков. 17 октября 2000 года нам впервые прислали 300 долларов за выполненную работу партнеры из Европы. Мы считаем, что тогда история началась, и ежегодно отмечаем День рождения.

 

В этот момент дверь кабинета открылась. Вошел молодой человек, извинился за опоздание, посетовал на дорожные пробки. Естественно, человек оказался своим – Александр Ермолаев, также выпускник специальности «Информационные системы в экономике» ОрелГТУ. Олег поспешил представить нового собеседника и продолжил рассказ.

 

Олег Волобуев: Сан Саныч – директор компании «РедСпелл». Это интервью без него, как говорится, совершенно не имеет смысла.
 

Александр Ермолаев – исполнительный директор ЗАО «РедСпелл». Знает все секреты разработки компьютерных игр

Александр Ермолаев – исполнительный директор ЗАО «РедСпелл». Знает все секреты разработки компьютерных игр

 

Олег Волобуев: За двенадцать лет мы занимались самыми разными проектами: от оффшорного программирования (разработка программного обеспечения для иностранных заказчиков – Примечание автора) до Интернет-телевидения. С точки зрения «Инвентоса» самый «звонкий» проект – это Rutube (российский видеопортал, предоставляющий пользователям и компаниям услуги хранения, доставки и показа видео – Прим. автора). Теперь этот проект не наш, мы его продали, им занимаются московские товарищи.

История компании «РедСпелл» пока только начинается. Стартовала она с успешного проекта, можно сказать хита. Это игра «Дозоры» – онлайн-игра по книге Сергея Лукьяненко «Ночной дозор». Сан Саныч стоял у истоков этого проекта. Потом этот проект мы тоже продали, после чего думали, анализировали, старались понять, какое направление сейчас наиболее перспективно в онлайн-играх. В это время как раз бурно развивались социальные сети. Мы решили попробовать себя там. В настоящий момент «набирает обороты» очередной проект, надеемся он тоже станет хитом, это игры «Нано-ферма» и «Больничка». Наверное, краткое описание истории компании на этом можно завершить.

 

Кто-то играет в игры, а кто-то – разрабатывает их. Виртуальный мир «Нано-фермы» создается в компании «РедСпелл»

Кто-то играет в игры, а кто-то – разрабатывает их. Виртуальный мир «Нано-фермы» создается в компании «РедСпелл»

 

- Так. Если можно, несколько слов о названии компании. Что оно означает?

Олег Волобуев: Всё очень просто. Invent в переводе с английского -«изобретать». А название «РедСпелл» - это необъяснимо… Это просто удобная комбинация слов.

Александр Ермолаев: Это полёт фантазии, без опоры на что-либо. Попытка перевести? «Красные чары», может быть… Хотя, это не переводится. Просто нужно было придумать название. Такой вариант понравился и нам, и нашим зарубежным партнерам – и по-русски, и по-английски звучит и читается нормально.

 

ПРО ДЕНЬГИ

- Для многих людей программисты – загадочные люди. Что они там делают? Для кого? Не понятно. Допустим, завод выпускает рентгеновские аппараты, государство покупает их для больниц. Всё ясно. Кондитерская фабрика выпускает конфеты, их покупают люди, кушают конфеты. А вот вы делаете что? И кто это покупает?

Александр Ермолаев: Всё просто. Мы делаем игры. Люди их покупают, т.е. здесь мы также работаем на конечного потребителя.

- Ведь это еще и онлайн-игры. Покупатели не приобретают ваши игры, скажем, на дисках?

Александр Ермолаев: Совершенно верно. Деньги платятся не за саму игру, а расходуются уже непосредственно в игровом процессе. Хотя, если речь идёт об играх для мобильников, там могут браться деньги за скачивание самой игры, но это не основное. Главное – расходы игроков на различные «фишки» уже в процессе игры.

- А что можно купить в игре? Вот я слышал, что можно приобрести меч, чтобы победить противников.

Александр Ермолаев: Это зависит от существа игры. Да, где-то можно купить меч, где-то – мешок картошки или ускоритель роста для более быстрого протекания процесса. Что продать – можно придумать. Главное, чтобы сама игра была интересной.

- Ладно. С играми, более-менее, понятно. А как с видео?

Олег Волобуев: Здесь немножко сложнее. Вообще, существуют две основные модели бизнеса: Business-to-Business (B2B) – бизнес для бизнеса и Business-to-Consumer (B2C) – бизнес для потребителя. Наше направление, связанное с Интернет-телевидением – это в чистом виде B2B. Мы помогаем крупным компаниям выйти в Интернет с той продукцией, которую они же показывают «в телевизоре». Они рассуждают так: «Кажется, молодежь смотрит телевизор всё меньше. Они все в Интернете. Надо нам наши «Папины дочки» и прочее выложить в сеть. А как это правильно сделать? Давайте обратимся к компании, которая сделала Rutube. Они знают, как это сделать».

Они обращаются к нам. И мы им «под ключ» или частично (в зависимости от условий) делаем эту задачу. Помогаем им сделать витрину, выложить видео, чтобы оно показывалось на всех платформах.

Александр Ермолаев: Кроме того, мы делаем технологические платформы для онлайн-трансляций. Это немножко другое с точки зрения реализации. Одно дело – разложить ролики, другое – обеспечить прямую трансляцию события, т.е. показать «живое видео».

Олег Волобуев: «Живое видео» - это спортивные трансляции. Мы работаем с КХЛ (Континентальная хоккейная лига – Прим. автора) и с «НТВ-Плюс» (футбольные трансляции). Мы показываем все их трансляции, то есть, они полностью через нас это делают.

 

ПРО СОТРУДНИКОВ

- Наверное, дежурный вопрос. Насколько велика компания? Сколько человек в ней работает?

Олег Волобуев: Более 80 человек. В двух компаниях.

- Если возможно дать ответ, сколько из них выпускники или студенты нашего университета?

Александр Ермолаев: Таких большинство. Больше половины, во всяком случае.

- Это, наверное, не только программисты?

Александр Ермолаев: Да, есть и другие. Это выпускники кафедры «Дизайн», которые работают у нас художниками. Есть и инженеры-электронщики. К нам приходили даже с юридического факультета программистами работать. Но это… не сложилось (смеется).

- Каким требованиям должен отвечать человек, который пришёл устраиваться к вам на работу?

Александр Ермолаев: Он, прежде всего, должен хотеть работать. Он должен хотеть работать и развиваться лично, расти.

Просто есть люди, которые пришли, сели и работают по принципу «Мне сказали – я буду делать». То есть, такой человек не интересуется тем, что он делает. А мы хотим, напротив, брать тех людей, которым наше направление деятельности интересно. В таком случае появляется мультипликативный эффект, когда то, что ты делаешь – и твоё хобби, и твоя работа. Тогда ты ходишь на работу с удовольствием. Вот таких людей мы ищем.

- А с точки зрения навыков?

Александр Ермолаев: То, что дает университет – это базовые знания. Базовые алгоритмы, базы данных, несколько языков программирования. И это уже хорошая основа, на которой можно научить делать что-то специфическое: писать те же игры или приложения для видео. Понятное дело, что мы не требуем от человека, чтобы он был профессионалом видео, знал все кодеки (кодек – программа, способная выполнять преобразование данных, в данном случае, видеоданных – Прим. автора) и т.д. Этому мы научим. Но только в том случае, если у человека есть тяга к знаниям, к освоению нового, если он сам желает разбираться.

- Правда ли, что в общем случае, вы предпочтете выпускника Госуниверситета – УНПК (ОрелГТУ) выпускнику другого вуза? И, если да, то почему?

Александр Ермолаев: По существу, да. Если брать наш Орел, то те ребята, которые всерьез интересуются программированием, как правило, идут именно в ОрелГТУ, нежели в другие вузы. Поэтому процент «хороших» выпускников оттуда гораздо больше. Ну и, конечно, образование. Кафедры сильные.

 

ПРО БЛАТ

- Теперь вопрос, появившийся из моего личного опыта общения, в основном, с родителями абитуриентов. Некоторые не верят, что можно отучиться в вузе, получить достойное образование и за счет этого устроиться на интересную высокооплачиваемую работу. Некоторые как заклинание повторяют «На хорошую работу можно устроиться только «по блату». А к вам, вообще, можно устроиться «по блату»?

Олег Волобуев: «По блату» один раз я человека взял. Сестру жены, тётю Таню. Все остальные – люди, которые приходили сами, либо которых мы целенаправленно захотели взять.

Александр Ермолаев: Здесь нужно не путать понятия. Блат – это когда к тебе приводят человека и говорят: «Это дочь такого-то, возьмите её на работу». Так, наверное, бывает в некоторых структурах. И девочка сидит, что делать – не знает, «ВКонтакте» щёлкает. Это отрицательный пример.

Но есть и другой пример. Это – не блат. Я бы назвал это – рекомендация. Когда есть выпускник нашего университета, и он говорит: «А у меня был еще друг, который хорошо программировал». Мы говорим: «Ну, так зови его». При этом, когда он придёт, он всё равно будет делать тестовое задание, мы на него посмотрим. Но в таком случае мы будем смотреть на него внимательнее, потому что от нашего сотрудника, которому мы верим, была рекомендация, что это тоже хороший человек.

Олег Волобуев: Проблема в том, что на нашей работе нужно работать, и блат здесь просто не действует. Если человек не может этого делать, то он не может. Он сам себя почувствует изгоем, он уйдет, поняв, что не справляется. Это будет видно сразу. Так что блат невозможен в принципе.

- А как же тётя Таня?

Олег Волобуев: Она, на самом деле, выпускник с отличием. Какое-то время работала секретарем, а, кроме того, выполняла ещё и задачи по бухгалтерии, и как офис-менеджер. На ней огромное количество задач было, и офис всегда был в идеальной чистоте.

Александр Ермолаев: А что касается непосредственно программирования, то здесь ни одного «блатного» точно нет.

Олег Волобуев: К сожалению или к счастью, мы берем только «по мозгам».

 

ПРО «ИНЖЕНЕРНЫЙ ЭКСТАЗ»

- Чем еще привлекательна работа у вас для молодых людей, кроме заработной платы?

Олег Волобуев: Мы берем без опыта работы.

- Хорошо. Но вопрос ещё и вот в какую сторону. Однажды Олег, выступая на одном из семинаров, употребил интересное словосочетание. Если я не ошибаюсь, «инженерный экстаз». Что это такое? Люди работают, в том числе, ради этого?

Александр Ермолаев: Несомненно, если ты любишь программировать, выполнил какую-то задачу, то она в конце работы тебя радует. Ты запустил программу – она заработала. Это одна «стадия радости», начальная. Есть и другая. Ты написал код, он заработал, ты его выложил, и ты видишь feedback (feedback – отклик, обратная связь – Прим. автора) миллиона человек на него. Ведь мы работаем над «живыми» проектами, над интересными проектами, над большими проектами, масштаба общероссийского, а по некоторым играм и международного.

Когда я учился в университете, если бы мне дали возможность просто хотя бы посмотреть, как это работает, я бы месяцами бесплатно сидел ради того, чтобы посмотреть, как это происходит, как это «варится», как это делается.

- Правильно я понимаю, «инженерный экстаз» - это и есть, когда ты сделал что-то и закричал «Ура!», «Вау!» или «Эврика!» Правильно?

Александр Ермолаев: Да, именно так.

Олег Волобуев: Эта штука «живая». Народ приходит (в смысле, в Интернет – Прим. автора), и, если ты плохо сделал – тебя отругали: сразу 100 тысяч негативных отзывов, сделал хорошо – 200 тысяч хороших.

Александр Ермолаев: Скорее наоборот: сделал плохо – 2 миллиона негативных, сделал хорошо – тысяча хороших. Но отзывы – не самое главное. Когда что-то сделано, и ты видишь, что это работает, крутится на серверах, не «падает».

- Олег, еще ты начал говорить, о том, что берете без опыта работы.

Олег Волобуев: Да, Саша правильно сказал. У нас можно прийти и посмотреть, как это реально работает. Мы человека посадим перед собой, объясним. Если человек пытается изучать, если ему это интересно, то он может стать своим.

Александр Ермолаев: По человеку быстро видно, что он собой представляет. По вопросам, которые он задает, по тому, как он себя ведет, когда мы ему что-то объясняем. Даже если человек не знает чего-то, мы готовы с ним работать, учить его.

 

В этот момент к нашему разговору присоединяется Галина Викторовна Кононова (первый заместитель генерального директора ЗАО «Инвентос»). Естественно, также выпускница ОрелГТУ (тогда еще название было именно таким).

 

ПРО АМСТЕРДАМ

- Следующий вопрос опять же касается привлекательности работы у вас. Я читал на вашем сайте, что у сотрудников случаются поездки, командировки, в том числе и зарубежные.

Галина Кононова: Да, Олег, конечно, в этом отношении ребят очень балует. И в России мы ездим на разные конференции постоянно, бываем и за рубежом. Вот, например, с 6 по 11 сентября Олег вместе с Александром Светкиным (выпускник ОрелГТУ 2008 года – Прим. автора) были на выставке IBC в Амстердаме.

- А что за выставка?

Олег Волобуев: Можно сказать, что IBC (International Broadcasting Convention) – это самое масштабное в Европе событие в области телевидения, как традиционного, так и онлайн-тв. Здесь ежегодно собираются профессиональны, занимающиеся созданием и распространением медиаконтента.

 

Амстердам. Олег Волобуев (в центре) в компании представителей Интернет-департамента «Первого канала»

Амстердам. Олег Волобуев (в центре) в компании представителей Интернет-департамента «Первого канала»

 

- Кстати, хорошее знание иностранного, в частности, английского языка обязательно для того, чтобы успешно «влиться» в вашу компанию?

Олег Волобуев: В принципе, это не так критично. Но человек должен работать с источниками, с документами. Читать он должен точно. Очень много информации на английском.

Кстати, как раз сейчас мы собираемся организовать занятия по английскому языку для сотрудников нашей компании. Уже есть преподаватель, который будет вести занятия. У нас из 80 сотрудников примерно 40 человек высказали желание заниматься английским, даже если им самим придется платить за обучение. Но половину будет оплачивать компания, половину - они сами.

 

ПРО МОСКВУ

- Если почитать некоторые материалы вашего сайта, то может создаться впечатление, что миссия «Инвентоса» в том, чтобы препятствовать оттоку квалифицированных программистов в мегаполисы (например, в Москву), давая им интересную работу и хорошую зарплату здесь, в Орле? Это так?

Олег Волобуев: Абсолютно верно. Мы это произносим уже последних лет семь. Наша цель – чтобы способный человек никуда не ехал.

Галина Кононова: На каждом собеседовании мы это говорим. На встречах со студентами мы это говорим. Незачем сейчас ехать в Москву.

Александр Ермолаев: Москва перенаселена. Интернет глобален. Проекты мирового уровня можно делать из любой точки.

- Похожую задачу хотим решить и мы в приемной комиссии, когда речь идет о ребятах, которые стремятся попасть в столичные вузы. Приходит человек с высокими баллами ЕГЭ и говорит «Хочу в Питер! Хочу в Москву!» Как его удержать?

Александр Ермолаев: Весь вопрос в том, почему он этого хочет. Какова мотивация? От этого нужно отталкиваться. Может быть, ему не нравится город Орел, или он не хочет жить с родителями, или в Москве он видит большие перспективы. Если он говорит: «Я не люблю город Орел», то как его можно удержать? Если же он думает: «Там проекты лучше, их больше», то мы вполне можем возразить: «А ты уверен, что лучше и больше?» У нас в Орле и жизнь спокойнее, и проекты не менее масштабные.

Галина Кононова: Согласна. К сожалению, в Москве высокотехнологичных компаний не так много. Из чего состоит Москва с точки зрения работы IT-специалистов? Есть люди, которые ничего не делают – 90 процентов. Они сидят в отделах, «плюют в потолок», но они ни-че-го не делают. Я надеюсь, что мы все-таки из тех людей, которые хотят что-то делать в жизни. Но, эта сфера, этот слой есть, и мы этого не изменим. Так что, если хотят ничего не делать – пускай едут и ничего не делают там.

Что еще есть в Москве. Есть кучка мелких и несколько покрупнее компаний, которые штампуют проекты, примерно так же, как принтер печатает листы. Это не всем интересно – сидеть и каждый день «клепать» одно и то же. Мы этим тоже не занимаемся.

Конечно, есть «Яндекс». Но они очень серьезно подходят к отбору специалистов. Чтобы попасть в «Яндекс», нужно иметь высочайшую квалификацию. Есть «Mail.ru». По большому счету, это все. То есть люди, которые едут в Москву работать, обречены ничего не делать – они попадают в какое-то «болото»: походили, посидели на совещаниях, один проводочек скрутили и всё. Это не применение тем хорошим знаниям, которые на протяжении пяти лет дает университет.

А развить собственный бизнес в Москве еще труднее, чем здесь. Потому что там надо где-то «осесть», а здесь это проще. Там надо на что-то жить, а здесь это проще. Проще применить свои знания здесь. И мы можем в этом помочь.

 

ПРО ИНТЕРНАТУРУ

- Хорошо, с вашего позволения уйдем от дел московских. Опять же, прочитал на вашем сайте, что вы планируете открыть интернатуру. Термин скорее медицинский. О чем речь?

Олег Волобуев: Наши компании хотят воспитывать себе персонал. Мы предлагаем выпускникам и студентам, имеющим какие-то базовые знания, приходить к нам. Мы будем проводить тестирование, делать отбор, выделять наставника, привлекать людей к проектам, сначала – к «игрушечным», потом, возможно, – к настоящим. Тем, кто всё это пройдет, мы будем предлагать работу.

- Интересно. При такой схеме вы со временем не вытесните университеты, не станете неким их заменителем с точки зрения подготовки IT-специалистов?

Олег Волобуев: Ни в коем случае! Мы для себя это определили давно: мы университет заменить не можем! Мы лекции читать не будем. Мы не способны, не настроены на это. Для этого нужны люди, которые могут построить учебный процесс, организовать проверку знаний и прочее. Это отдельная работа, которую должны делать люди, профессионально занимающиеся обучением.

 

ПРО ИМИДЖ

- В вашей компании работают программисты. В народе существует сложившийся стереотип, касающийся облика программиста. Мол, это волосатый молодой человек, не очень следящий за своей внешностью, уткнувшийся в монитор и постоянно стучащий по клавиатуре? Так? А девочки работают, вообще, в компании?

Олег Волобуев: Может быть, в других компаниях так и есть, но у нас имидж программиста иной. Среднестатистический работник «Инвентоса» - это «качок», который не слазит с велосипеда, в перерыв ходит на турник и при всем этом не пьет. Мы недавно занимались подготовкой к  корпоративу, так вот выяснилось при этом, что больше половины компании вообще не употребляет алкоголь.

Есть и совершенно потрясающие примеры. Владимир Ларин (выпускник ОрелГТУ 2003 года – Прим. автора). Недавно снова бежал «Кросс нации» - 12 километров. Пробежал с личным рекордом. Весной собирается бежать марафон. Есть Александр Шуваев (выпускник ОрелГТУ 2007 года Прим. автора). Бегает четыре раза в неделю, минимум пятерку, а так - десятку, пятнашку (15 км  – Прим. автора). Худой стал, как тростина. Никогда бы не подумал, что такая сила воли у человека.

А вообще, главная черта программиста – все они люди очень увлеченные. Порой «выдернешь» человека с работы, а он еще несколько минут не может переключиться, он «не понимает, куда попал». Однако, только такая стопроцентная концентрация позволяет решать сложные задачи. Хорошо, что есть люди, которые могут полностью погрузиться в проблему и сложную технологическую задачу победить.

Галина Кононова: По поводу девчонок можно добавить. Был вопрос. В компаниях есть девочки, даже есть программисты-девочки. Самый свежий пример – Жердова Лена. Ты, наверняка, ее знаешь.

- Конечно, как не знать (Елена Жердова – выпускница Госуниверситета-УНПК по специальности «Прикладная информатика (в экономике)» 2012 года, кстати, победитель конкурса дипломных работ Прим. автора).

Галина Кононова: И еще хочу сказать. Во-первых, у нас программист не только пишет программный код, т.е. не только сидит и долбит по клавиатуре. Люди способные, у которых есть желание и есть багаж (а для этого точно нужно образование, и ОрелГТУ его дает), изучают новые технологии. И мы очень ценим таких людей. Они способны воспринять новые технологии, разобраться, как они работают, и применить их для наших проектов.

Во-вторых, помимо непосредственно программирования, ребята ведут проекты, руководят разработками. Это люди, которые отвечают за проект. Вот у Саши Ермолаева ребята отвечают за проект, на который приходит миллион человек в сутки. Даже больше миллиона. Можешь себе представить?

 

ПРО БУДУЩЕЕ

- Интервью потихоньку приближается к концу. По традиции полагается спрашивать о планах на будущее.

Олег Волобуев: Суть в следующем. Мы очень странные и рискованные парни. Вот наш Inventos Tower, мы хотим нести это дело «в массы», сделать центр IT-разработок. Другие компании (а мы знаем, что они существуют) рядом с нами сесть не захотят. С нами тяжело конкурировать. Мы платим хорошие деньги. Они тоже платят неплохо, но рядом садится не станут по понятным причинам. А вот молодежь…

Если у кого-то есть идеи, проекты, они могут их здесь запустить. У нас есть компьютеры, места. Пусть они приезжают, садятся своей «бандой», закрываются, делают нам микропрезентацию. И мы его 3 месяца, скажем, не трогаем вообще. Эти 3 месяца он будет получать «на хлеб с маслом». А заниматься будет тем, что на наших площадях и технике будет работать. Через 3 месяца должен что-то показать. А мы получаем при этом какую-то минимальную долю, если что-то в итоге «выгорит». Если что-то у этой компании получается, если продукт там виден, то тогда мы «подтаскиваем» своих консультантов или московских консультантов, которые говорят: «Ты вот в это влез. Тут делается вот так». Но решения должен принимать тот человек, который инициативу проявил. То есть это тот самый инкубатор IT-бизнеса.

Но инкубатор – это «суп», в котором идеи должны постоянно бродить. Рядом должны быть люди, которые занимаются похожими задачами, у кого можно было бы что-то спросить, поделиться. Это конкурентный «суп», но именно при его наличии возникает вероятность появления чего-то нового. Вот у нас такой «суп» здесь зарождается. И мы готовы молодых сюда впускать, пусть они здесь «поварятся». И из них, может быть, что-то получится. То есть, он взлетит и полетит дальше: либо здесь продолжит строить компанию, либо какие-нибудь крупные инвесторы его заберут.

Сказанное, конечно, серьезная фантазия. Но цель – именно такая. Потому что мы уже «старые», мы можем только стать трамплином для других, помогая им знаниями, возможностями.

 

ПРО ЛОЗУНГ «ДАЮТ - БЕРИ»

- Что посоветуете тем абитуриентам, которые увлекаются информатикой и планируют поступление на информационные специальности?

Галина Кононова: Первое: серьезно подойти к получению образования. Оно нужно. В нашей сфере человек без достойного образования не сможет решать те задачи, которые ставятся перед ним. А мы знаем по себе, что в Госуниверситете – УНПК образование в сфере информационных технологий дают хорошее.

Александр Ермолаев: Дают – бери!

Галина Кононова: Да, дают – бери! Это отличный тезис для студента! Плюс к этому: не надо останавливаться, нужно развивать свои возможности, расширять горизонты. Не надо думать, что негде приложить свои знания. Это абсолютно не так. У выпускников информационных специальностей горизонты широчайшие! Можно найти столько сфер применения!

- Естественно, с опорой на знания, полученные в университете?

Олег Волобуев: Конечно. И здесь совершенно не лукавим. Реально так. Если человек не понимает принципов третьей нормальной формы (одно из ключевых понятий в области баз данных – Прим. автора) – работать с ним не получится. Так что лозунг «Дают – бери!» – это в точку.

Галина Кононова: Лозунг отличный! Обязательно повтори его своим студентам, потому что у нас есть один человек, который закончил не ОрелГТУ. Один! Из программистов. Все остальные – наши выпускники. Кстати, не так давно приходили из педуниверситета (конечно, имеется в виду ОГУ – Прим. автора) сразу несколько человек. Мы им всем выдали задание. И они пропали напрочь!

Еще учти, что помимо программистов у нас есть дизайнеры, менеджеры проектов, проектировщики интерфейсов, технические писатели, системные аналитики, тестировщики, системные администраторы. Это я тебе перечислила, что еще могут включать в себя информационные специальности.

- Ребята, большое спасибо за рассказ. Очень познавательно. Уверен, нашим читателям будет интересно.

 

На этом основная часть интервью была закончена, и я попросил провести меня по офису с мыслью задать какие-то вопросы его обитателям. Моим проводником стала Галя. Она вела меня по помещениям, попутно комментируя то, что происходило вокруг.

 

В производственных помещениях компании – рабочая обстановка

В производственных помещениях компании – рабочая обстановка

 

ПРО ТЕЛЕВИЗОРЫ

В одной из комнат я обратил внимание на несколько огромных, как мне показалось, мониторов, сгрудившихся в одном месте. На деле это оказались телевизоры. Зачем они здесь? За разъяснениями я обратился к находившемуся рядом человеку. Им оказался Илья Литюга – выпускник ОрелГТУ 2000 года.

- Илья, скажи, зачем такие большие телевизоры? Зачем, вообще, телевизоры?

Илья Литюга: Большие они потому, что компании-производители сейчас уже не делают маленьких телевизоров. Мы пишем для них программное обеспечение. Все уже привыкли к тому, что можно писать программы для компьютера, можно «нарисовать» сайт в Интернет, можно запрограммировать что-то в мобильном телефоне. А создавать программы для телевизора – это пока экзотика. Это новая область.

 

Илья Литюга обучает телевизоры различных марок отображать содержимое Интернет

Илья Литюга обучает телевизоры различных марок отображать содержимое Интернет

 

- А какие же программы пишете для телевизоров и зачем?

Илья Литюга: Те телевизоры, которые сейчас выпускаются, - это не просто телевизоры. Вы идете в магазин и покупаете телевизор. Почти наверняка этот телевизор умеет подключаться к Интернету. В нем есть соответствующее программное обеспечение. Мы занимаемся разработкой программ, которые отображают что-то на телевизоре для каких-то сервисов. Это может быть видео или какая-то другая информация.

- Правильно понял: вы пишете программы, которые преобразуют данные из Интернет в то, что может показать телевизор?

Илья Литюга: Да, это верно. Причем сложность в том, что у каждого телевизора своя среда, своё «нутро», программная начинка. К тому же каждый год в поколениях телевизоров что-то меняется. Под это приходится подстраиваться. К тому же далеко не все производители выпускают эмуляторы (компьютерные программы, имитирующие работу какого-либо устройства – Прим. автора) своего «железа». Например, единственный шанс оттестировать программу для Panasonic – это иметь данный телевизор у себя на столе.

- А куда и как потом «вшивается» то, что вы напишете? В сам телевизор?

Илья Литюга: Да, это отправляется производителям: LG, Samsung, Panasonic, Philips, Sony. Они проверяют это, тестируют. И отправляют в свой маркет, откуда можно скачать программу и установить себе.

- Условно говоря, вы что-то написали. Panasonic заинтересован в том, чтобы поставить эту программу в свой телевизор.

Илья Литюга: В новые устройства они добавляют это. В старые модели пользователь может установить вышедшую программу сам, скачав ее через маркет.

- А как они узнают, что есть вы – люди, которые могут это написать?

Илья Литюга: Мы общается с ними, поддерживаем контакт.

- То есть человек идет в магазин, покупает современный телевизор, а в нем уже есть ваши разработки?

Илья Литюга: Да.

- Спасибо за комментарии.

 

ПРО ХОККЕЙ

Мы идем дальше и в соседнем помещении встречаем еще одного знакомого: выпускника магистратуры Госуниверситета-УНПК 2012 года Дмитрия Уржумова. Чтобы не отвлекать окружающих, уводим Диму в кабинет первого заместителя и общаемся там.

 

Программист ЗАО «Инвентос» Дмитрий Уржумов

Программист ЗАО «Инвентос» Дмитрий Уржумов

 

- Дима, ты сколько уже в компании?

Дмитрий Уржумов: Уже больше года.

- То есть, работал здесь, еще обучаясь в магистратуре?

Дмитрий Уржумов: Да. Получается так.

- А что делаешь? Чем непосредственно занимаешься?

Дмитрий Уржумов: Если вкратце, то я – flash-программист, разработчик плееров для проигрывания видео. Занимаюсь, в основном, проектом «VideoMore» (видеопортал холдинга «СТС Медиа» – Прим. автора). Кроме того, участвую в реализации проектов с «НТВ-Плюс», с Континентальной хоккейной лигой.

- То есть, когда зрители в Интернет смотрят хоккей, они смотрят его с помощью тех программ, которые ты пишешь?

Дмитрий Уржумов: Да. Тот flash-плеер, который зрители видят на сайте, делаю я.

Галина Кононова: Позволь, я тоже прокомментирую. Дима, быть может, стесняется. Ведь тот плеер, о котором идет речь – это не просто окошко, в котором проигрывается видео. Этот плеер – едва ли не космический корабль. Он не только воспроизводит видео, он отрабатывает все запросы по статистике, он проигрывает рекламу, он дает пользователям возможность взаимодействовать между собой во время перерывов, он отправляет информацию в социальные сети. К подобного рода программным продуктам у заказчика просто громадное количество требований. Так что вести такую работу – задача не из легких.

- Вопрос, Галя, к тебе. Дима – скажем так, «свежий» выпускник, 2012 года. К тому же обучался по новой схеме «бакалавр-магистр». Как вы, довольны им?

Галина Кононова: Да, Дима совсем недавно закончил университет. Ведь опыта работы с видео и flash у тебя было не так много?

Дмитрий Уржумов: Вообще не было.

Галина Кононова: Вот. Дима – молодец. Он проявил интерес к этому направлению, усердие. Мы пошли ему навстречу, дали опытного наставника. Димин случай – это как раз тот пример, и очень успешный пример, когда молодой специалист приходит к нам, хочет применить свои знания, а опыта еще нет.

- Дима, скажи, удовольствие получаешь от работы? Интересно?

Дмитрий Уржумов: Конечно, удовольствие получаю. Первый проект, которым я занимался, был проект «VideoMore», который существует и развивается. Причем за год я полностью переписал плеер не один раз. Были два крупных редизайна, которые полностью меняли дизайн и функционал плеера. Было множество мелких доработок. Работа интересная. Практически каждый день приходится делать что-то новое, потому что однотипные задачи встречаются очень редко.

- Возник неожиданный вопрос. Дима, а если завтра к тебе придет студент, и уже ты у него будешь наставником? Справишься?

Дмитрий Уржумов: Почему бы и нет? Как раз могут пригодиться навыки, полученные на научно-педагогической практике в магистратуре.

 

Дальше благодарим Диму за интервью. Ненадолго возвращаемся в кабинет генерального директора. Благодарю хозяев за теплый прием. Приглашаю в следующий раз встретиться в университете. Приглашение принимается, причем, возможно, визит будет приурочен ко Дню открытых дверей учебно-научно-исследовательского института информационных технологий. Что называется, следите за информацией.

 

Напоследок автор материала удостоился презента – фирменной футболки компании «РедСпелл»

Напоследок автор материала удостоился презента – фирменной футболки компании «РедСпелл»

 

В общей сложности я провел в Inventos Tower более двух часов и покидал его с приятным чувством. Здесь все по-настоящему. Главное – людей ценят по их реальным делам, по труду, по способностям.

Есть в нашем Отечестве, более того, в нашем городе, ребята, которые находят в себе силы и квалификацию, чтобы развивать такое высокотехнологичное производство. Уж эти люди точно достигли того, что имеют, не «по блату», а своим собственным умом и своим собственным трудом.

Конечно, есть и личный момент. Большинство этих людей – от генерального директора до вчерашнего стажера  –  были моими студентами. А стало быть, во всем этом есть малая толика и моего труда. Надеюсь, что и в будущем, приходя в этот дом, я смогу широко улыбаться и смело смотреть в глаза его обитателям, потому что в свое время, приходя к ним на занятия в качестве преподавателя, я был искренен и старался работать на совесть.

До встречи на проекте «Достойное образование – достойная работа!»

Беседу записал С.В. Терентьев