Анатолий Хворостов удостоен награды Мемориального Фонда Фаберже

29.03.2020

Профессор кафедры живописи ОГУ имени И. С. Тургенева, доктор педагогических наук, член Союза художников России Анатолий Семенович Хворостов был награжден Большим знаком Ордена «Карл Фаберже – Придворный ювелир» - наградой Мемориального Фонда Фаберже за особые заслуги в развитии российского декоративно-прикладного искусства, многолетнюю научно-педагогическую и художественную деятельность и высшие творческие достижения.

Корреспондент Управления информационной политики опорного университета встретился с Анатолием Семеновичем, чтобы поговорить о его жизненном и творческом пути и о том, что для него значит награда Мемориального Фонда Фаберже.

- Анатолий Семенович, расскажите о пути, который вы прошли, чтобы стать тем, кем являетесь сейчас.

- Я себя называю «человек-наоборот». Потому что обычно люди, родившиеся в регионах, окончившие здешние вузы, стараются «пробиться» в Москву. У меня получилось наоборот: я родился, учился и женился в Москве, а сейчас, вот уже сорок шестой год работаю в Орле. А перед этим семь лет работал на Северном Кавказе. Тогда там открылся новый художественно-графический факультет и моя специальность пригодилась. А еще перед этим служил в армии. А перед этим (смеется – прим. ред.) преподавал на Московском худграфе (Московский Государственный педагогический институт им. В. И. Ленина – прим.ред.). Таких факультетов было немного. Московский худграф очень долгое время был первым и единственным высшим учебным заведением, которое готовило учителей рисования, черчения и труда. И когда мы окончили этот факультет, меня оставили там преподавать по распределению. Но многие наши ребята разъехались по разным городам и остались там жить.

- Как и почему вы оказались в Орле?

- Меня и мою супругу сюда позвали с Северного Кавказа. В 1972 году проходила аттестация Орловского государственного института. И я приехал от Министерства образования на проверку художественно-графического факультета. Когда мы с комиссией все посмотрели, оказалось, что факультет идет не в своем направлении художественной обработки материала и эстетического воспитания студентов, а по физико-математическому, потому что часть дисциплин была то техническая механика, то машиноведение и др. Это было не совсем то, что требуется для учителей рисования, черчения и труда. И пока я находился здесь, мне предложили через два года, когда будет заканчиваться срок заведования кафедрой моего предшественника, возглавить ее, если, конечно, не передумаю. Я согласился и своего решения менять не собирался, потому что на Северном Кавказе держат слово. Так что через два года я подал документы в Орел на конкурс, и в 1974 году мы переехали сюда.

- Не пожалели?

- Нет. Как-то нас так встретили хорошо, добро и внимательно. Мы приехали, одну ночь переночевали с семьей в общежитии, а на следующий день нам дали трехкомнатную квартиру. И как же было не откликнуться на это? Были периоды, когда меня «вытаскивали» в Москву, я говорил: «А что я там не видел, ребята?» Я там родился, учился, там женился. Тем более каждые пару месяцев все равно надо было туда ездить для участия в разных комиссиях и диссертационных советах. Москва была рядом. А вот тот ритм, который течет в Орле, несравним с тем бешеным ритмом в Москве. И город Москва у каждого москвича свой – всего два-три квартала с магазинчиками, кинотеатром, парикмахерской.

- Чему вы учили своих студентов? И каковы ваши собственные творческие интересы?

- Я преподавал художественную обработку дерева. Из разных его пород студенты составляли картины, вместо красок используя цвет древесины. Есть разные расцветки: холодноватые, голубоватые, в березе, например, синий гриб дает синевато-серый цвет. Но в основном это теплые цвета. Изучал это, писал об этом книги и статьи. Потом захотелось чего-то новенького и напросился в Подмосковье на стажировку в Абрамцево. Это красивейшая усадьба русских дворян, связанных с изобразительным искусством. Там работали такие художники как Рубин, Васнецов, Поленов. Сестра Поленова организовала там школу для ребятишек из ближайших сел, где обучали резьбе по дереву. И я туда приехал как специалист по дереву, который хотел научиться тому,  что там преподают.  Потом поехал в Дагестан. Там научился инкрустации дерева металлом. А что узнаю – об этом книгу пишу. Потом стал интересоваться ювелирным делом. Поехал в село Красное-на-Волге в Костромской области, там узнал, как заниматься эмалью. Узнал  и написал книгу. И вот она, видимо, попала в руки людей из Фонда Фаберже.

- Вы имеете много наград и званий, а какое место среди них занимает орден Фаберже?

- Самое высокое. Это высшая профессиональная награда в области ювелирного дела и декоративно-прикладного искусства. И мысли никогда не было, что она будет у меня. Я даже не знал о том, что существует такой Фонд Фаберже. Я знал о самом художнике, что он создает нерукотворные вещи и даже видел их, изучал и просто трепетал перед ними. Но об этом фонде, и о том, что у него есть такая награда, я, к сожалению, не знал.

- Что вы испытали, когда узнали, что будете награждены этим орденом?

- Я, конечно, не мог поверить. Думал, что меня разыгрывают. Но увидев удостоверение, заверенное герольдмейстером и ученым секретарем Мемориального Фонда...

- Сейчас вы по-прежнему творите?

- Конечно, это же смысл жизни. В том, чтобы что-то создавать такое, что могло бы и тебя удовлетворить, и друзей твоих удивить, и зрителей тоже. Сейчас готовятся несколько выставок в разных городах, посвященных 75-летию Победы. Это настолько широкая тема, что готовишь разные работы. Выберут или нет – это вопрос. Экзамен даже. Художники постоянно сдают экзамен на право быть показанным зрителям. А решают это специальные выставкомы из самых выдающихся художников современности. Сейчас я подготовил работу, которая называется «Ночь коротка...» по одноименной военной песне, которую первым исполнил Леонид Утесов. В пейзаже очень трудно передать военную тематику, но посмотрим…

Темы: Культура Жизнь университета Достижения