Интервью с участниками "Арригиевских чтений"

22.03.2018

Международная научно-практическая конференция «Арригиевские чтения», проходящая на базе опорного университета, продолжает свою работу. В рамках второго дня были запланированы дискуссии в 5 секциях, а также свободная дискуссия на тему «Формирование новой парадигмы экономического мышления XXI века». В перерыве корреспонденту управления информационной политики удалось задать несколько вопросов ведущим ученым, специалистам в области теории Арриги.

Евгений Балацкий, профессор, доктор экономических наук (Москва). Финансовый университет при Правительстве РФ, ЦЭМИ РАН, директор центра, главный научный сотрудник.

– Как вы оцениваете «Арригиевские чтения». Есть ли в них необходимость?
Данная конференция – однозначно позитивное событие. Концепция Арриги пришла в Россию, она обсуждается. Более того, по моим наблюдениям, многие люди не совсем правильно воспринимают ее. Так, данная конференция – первый шаг к полноценному пониманию. То, что теория дошла до российского интеллектуального сообщества – очень важно.

– Почему люди ошибаются в трактовке теории Арриги?

– Арриги писал на-настоящему сложные книги. Очень мало людей находят в себе силы, чтобы полностью прочитать их, вникнуть и осознать. Это огромный труд. И очень многие делают это бегло, поэтому возникают недопонимания. Такие конференции просвещают людей, это однозначно.

– Имеет ли реальную основу обсуждения в рамках конференции?

– Дело в том, что сама концепция Арриги была выдана в полном готовом виде к 94 году. То есть прошло очень много времени, и уже тогда, в принципе, он сам перешел к глобальной прогностике и прогнозировал создание нового центра в лице Китая и Азии. Это было. Спустя годы его прогнозы становятся наиболее явными, фактически, сбываются. Но не до конца – потому что цикл еще не завершен, он говорил, что терминальную фазу цикла очень тяжело идентифицировать. Просто мы не знаем, когда она начинается. Поэтому мы сейчас в этом состоянии – может, она и началась, но мы не знаем до конца. Такое обсуждение в рамках конференции становится более острым, потому что его прогнозы становятся более актуальны.

Дело в том, что с циклами дело обстоит довольно сложным образом. Циклы являются живыми, она появляются и исчезают. Так, есть циклы, которые характеры для одного этапа, а потом бесследно уходят в историю. В штатах есть особое бюро, которое регистрирует их. А их тысячи. Все это пытаться просматривать и анализировать, мне кажется, не нужно. Но среди них есть важные циклы, как циклы Арриги. На западе разработки Джованни воплощаются в исследования терроризма, военного дела. Это серьезные вещи, они связаны напрямую с турбулентностями и имеют самое непосредственное отношение к политике.

– Нужно ли госчиновникам знать о концепции Джованни Арриги?

– Я думаю, что концепция Арриги должны быть изучена людьми, принимающие управленческие решения в стране на самом высоком уровне. Из научного сообщества эта концепция выходит, ее могут обсуждать, дорабатывать и осмысливать, но она важна в первую очередь для политического истеблишмента. Поэтому если бы ее восприняли политики, это было бы серьезным шагом – решения были бы более осмысленными.

– Был ли реальный научный дискурс в аудиториях?

– Я думаю, что сейчас ни на одной научной конференции такого серьезного общения не возникает. Весь мой опыт показывает, что на конференциях возникает что-то полезное. Это связано с тем, что они очень общие. Здесь же, в опорном вузе, был сделан первый шаг к чему-то более конкретному и здесь есть возможность для диалога, но пока – локального.


Виктор Рязанов, доктор экономических наук, профессор, заведующему кафедрой экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета.

– Можно ли сказать, что проведение «Арригиевских чтений» – событие для научного сообщества?

– Я думаю, это является знаковым событием. Арриги и его концепция достаточно популярна и известна в России и мире, и более того очень хорошо накладывается на современную ситуацию. Поэтому я думаю, что такие обсуждения уместны и по науке, и по обстановке в мире.

– Можете для наших читателей максимально просто объяснить, чем занимался Арриги?

– Дело в том, что теория Арриги описывает циклическую смену системных циклов накопления капитала, то есть когда капитал меняет свои главные характеристики, начиная от производственного-торговому к финансовому капиталу и обратно. Сейчас мы переживаем период, когда вторая фаза системного цикла себя исчерпала. И кризис 2008-2009 года это подтвердил. Сейчас мир живет в ожидании перехода к новому системному циклу накопления капитала, который, как правило, начинается с производственного капитала, с его возрождения. Для нас это тем более важно для индустриализации, которая прошла в 90-е годы, и необходимости новой волны сегодня. Поэтому как раз здесь концепция Арриги говорит о необходимости проведения программы новой индустриализации в России именно.

– С какого этапа Арриги исследовал экономическое развитие?

– Арриги описывал историю – его исследования начинаются с 16 века. Это очень длинная цепочка. А то, что сейчас происходит в мире, просто-напросто, идет исторической логике накопления капитала за 300-400 лет. Поэтому это очередное подтверждение верности выводов, которые сделал Джованни Арриги.

– Могут ли не экономисты заниматься циклами Арриги?

– Круг людей, который занимается теорией циклов, включает в себя и философов, и политологов, и социологов. Здесь может быть не полное совпадение интересов, немного разные акценты, скажем так. Для первой конференции, посвященной такому анализу, она уместна с точки зрения обозначения исходных позиций. А дальше можно развивать и причем успешно.


Виктория Перская, профессор, доктор экономических наук (Москва) институт исследований МЭО Финансового университета, директор.

– Как вы думаете, «Арригиевские чтения» – очередная научная конференция, или же все-таки она имеет вес в научном сообществе?

– Данная конференция имеет очень большое значение, потому что несет очень большой идеологический подтекст. Она предполагает выработку на основе научных-исследований, которые проводятся в рамках России, нового видения парадигмы развития в 21 веке, которая будет доминировать. Джованни Арриги дал свое видение, свои исследования и базировался на политэкономической концепции накопления капитала. Но мир существенно меняется, изменяются формы накопления, изменяется система функционирования рынков, изменяется система отношений «Производитель-потребитель», кардинально меняется система соотношения сил в мировом сообществе. Поэтому Арриги дал свое видение прогностическое, как ориентир.

– На конференции обсуждались современные этапы экономического развития или же был анализ прошлых лет?

– Эта конференция адаптирована к современному этапу, к современной системы мышления. Она дает возможность выработать именно адекватное понимание Россией своего места в мировом сообществе и оценить развитие последнего – какие будут центры силы, их рост и падение, будет ли полицентризм или все-таки уницентризм. Но в результате дискуссии мы пришли к выводу, что все-таки полицентризм, который обозначен концепцией внешней политики России, имеет больше шансов.

Была выдвинута идея, что многополярность – сетевое взаимодействие центров силы. А это политэкономика, и философия, это и информационные технологии. Есть пример – банкомат. Мы сами нажимаем клавиши, а раньше нам деньги выдавал кассир. А это ключевое изменение системы отношений.

– Насколько я знаю, циклы Арриги изучаются не только экономистами, я правильно понимаю?

У нас сегодня принимают участие в конференции и историки, и полиэкономисты, и философы, и экономисты, и финансисты. Но информационный блок пока развит не очень хорошо. Ах да, математики принимают участие, потому что они сегодня пытаются дать модели. Но они должны основываться на чем-то, верно? А базис создают все вышеперечисленные люди.

Политика и экономика переплелись. Учитывая то, что ваш университет многопрофильный, в дальнейшем было бы очень интересно, если бы одни и те же проблемы рассматривались с разных ракурсов, и давали бы многоаспектное видение для выработки более компетентного решения, которое отвечает всем вызовам современности.

Темы: Наука Жизнь университета Сотрудничество